23.01.2018 11:20

Зачем региону высокие показатели в рейтингах инвестиционного климата

Зачем региону высокие показатели в рейтингах инвестиционного климата

Привет из Гондураса?

По мнению АСИ, за год регион снизил показатели по трём направлениям из четырёх: регуляторная среда, институты для бизнеса и поддержка малого предпринимательства. Это значит, что либо у нас действительно ухудшается ситуация, либо составители рейтинга что‑то не учли и потому выставили необъективные оценки.

Объективность – главное требование к любому рейтингу. И именно по поводу объективности экспертов чаще всего возникают вопросы. Характерный пример – рейтинг американского фонда «Наследие» и газеты The Wall Street Journal, которые в 2016 году оценили экономическую свободу стран мира. Россия оказалась на 153-м месте. Это даже ниже африканской Малави и Папуа – Новой Гвинеи. Неужели всё действительно так плохо?

«Я много езжу по миру, бывал в Японии, Испании, Германии и могу сказать: у нас экономической свободы значительно больше», – говорит эксперт АСИ, сопредседатель белгородской «Деловой России» Сергей Попов.

По его мнению, составители рейтинга не брали за основу реальные макроэкономические показатели (развитие инфраструктуры, темпы роста экономики, технологическая оснащённость), а ориентировались на идеи, озвученные экономистом XVIII века Адамом Смитом. Главная из них –
невмешательство государства в экономику. С этой точки зрения за все десять показателей Россия набрала едва 50,6 балла из 100 возможных, безнадёжно отстав даже от Гондураса.

Бизнес готов к диалогу

Раз с объективностью у многих рейтингов проблемы, закономерно возникает вопрос: что отражает рейтинг АСИ – реальное положение дел или некое мнение, сложившееся у группы экспертов? И самое главное: на что он влияет?

Рассмотрим простой пример. Вы хотите получить кредит. Банковский клерк, оценив документы и кредитную историю, выведет ваш личный кредитный рейтинг, то есть оценит способность вносить платежи. Этот кредитный рейтинг напрямую влияет на решение банка о том, давать вам деньги или нет.

Раньше ваша кредитная история была так себе, а значит, и кредитный рейтинг был низкий. Но обстоятельства изменились: вы нашли хорошую работу, получили наследство от богатого дядюшки. Отражает ли ваш плохой рейтинг реальное положение вещей или это всё же мнение сотрудника банка, притом ошибочное?

В мире больших денег цена ошибочного мнения слишком высока. Поэтому рейтинги – это не итог измышлений неких исследователей, а прогноз экспертов, на основании которого принимаются серьёзные, возможно, даже судьбоносные решения. Представители Белгородской области с мнением АСИ не согласились, подали на апелляцию и получили отказ.

«Позиция АСИ состоит в том, что у региональной власти нет диалога с бизнесом, – говорит председатель белгородской «Деловой России» Владимир Лобуков. – Если предприниматели не хотят открыто отвечать на вопросы, значит, у них к власти не очень тёплые чувства. Думаю, всё не так плохо. Областные власти готовы нас слушать, но бизнесу надо консолидировать свою позицию, чтобы её продвигать».

Зачем региону высокие показатели в рейтингах инвестиционного климатаФото Вадима Заблоцкого

Что нужно улучшить

Эксперт АСИ в Белгородской области, директор строительной компании и председатель комитета по строительству белгородской «Деловой России» Леонид Костюк отмечает, что методология рейтинга досконально неизвестна даже представителям агентства по ЦФО.

«От нашего экспертного мнения практически ничего не зависит, – говорит он. – АСИ запрашивает список предпринимателей, которые пользовались госуслугами. Затем им звонят и интервьюируют по телефону. Составители рейтинга обрабатывают большие массивы статистических данных. Среди них – открытие и закрытие юридических лиц, появление новых профессий, число полученных разрешений на строительство и так далее. Чтобы оказаться в первых строках рейтинга, региону нужно активно заниматься решением этих вопросов».

Показательно, что в нынешнем рейтинге на целых семь пунктов поднялась Москва. По мнению Леонида Костюка, столичные чиновники изменили саму парадигму работы с бизнесом. Они охотнее идут на контакт с заявителями, убирают лишние процедуры, сокращают сроки, а в итоге растут в рейтинге. Другой пример – Петербург, где создали энергетическую комиссию, помогающую бизнесу с доступом к газу, электроэнергии и воде. В Белгородской области тоже успешно работает формат одного окна, но на практике предпринимателю приходится ходить к энергетикам, газовщикам, водоканалу.

«Однажды мне потребовалось перенести газовую трубу, – приводит пример Костюк. – Предварительную стоимость озвучили – 400 тыс. рублей, а после выполнения работ выставили счёт на 1,2 млн рублей, поставив перед фактом. И без закрытого исчерпывающего перечня документов так и будет. Условно говоря, если для регистрации нужно выполнить 10 пунктов, не должно быть 11-го пункта «прочее», на основании которого будут тянуть и отказывать».

С другой стороны

По мнению представителей бизнеса, результаты рейтинга АСИ не являются основанием для того, чтобы бить тревогу. Но задуматься о причинах снижения показателей всё же нужно.

«Инвестиционный климат – это дифференцированная оценка, которая складывается из оценок специалистов АСИ, – рассуждает представитель инвестиционной компании «Финам» в Белгороде Сергей Кравцов. – В отдельных показателях Белгородская область отстаёт. Нужно понять, в чём именно проблемы у бизнеса, а для этого нужна обратная связь. В конце концов, при выборе региона для инвестирования бизнес в том числе ориентируется и на показатели рейтингов. И сегодня бизнес видит регионы с более привлекательными условиями для вхождения».

Впрочем, рейтинг рейтингу рознь. Так, рейтинговое агентство RAEX по итогам 2017 года поставило Белгородскую область на седьмое место в рейтинге инвестиционной привлекательности. С 2010 года мы в десятке регионов с минимальными рисками инвестирования. Эксперты отмечают, что благоприятные условия ведения бизнеса, которые созданы в регионе, способствуют успешной реализации инвестпроектов. Ежегодный объём инвестиций в основной капитал с 2011 года превышает 120 млрд рублей, с 2015-го – более 140 млрд рублей.

«В Белгородской области я работаю чуть больше трёх лет, а до этого жила за пределами России, поэтому мне есть с чем сравнивать, – говорит представитель розничной сети мебельных магазинов Юлия Немчинова. – Больше всего меня удивляет местный пессимизм предпринимателей – от владельцев палаток на рынке до руководителей крупных компаний. Да, проблемы существуют, но есть и поддержка, это чувствуется. Существуют разные программы, просто в них нужно вникать и пытаться участвовать. Кто действительно хочет, имеет все возможности вырасти с уровня палатки до крупного производства».

Зачем региону высокие показатели в рейтингах инвестиционного климата

Сейчас и раньше

В свою очередь «Деловая Россия» провела опрос белгородских предпринимателей и вывела 15 факторов, препятствующих развитию малого бизнеса в регионе. На первом месте – низкая деловая активность, за ней – высокая кадастровая стоимость земли, недобросовестная конкуренция, решение экономических проблем за счёт предпринимателей, слабая защищённость бизнеса от неправомерных действий чиновников, отсутствие диалога с властью и слабая консолидация самого предпринимательского сообщества.

По мнению председателя белгородского отделения «Деловой России» Владимира Лобукова, ситуация в регионе в целом отражает ситуацию по стране. До недавнего времени доходность малого бизнеса была относительно высокой. Как только ситуация стала ухудшаться, у предпринимателей возникли вопросы к власти.

«Мы столкнулись с падением спроса на рынке, с его сжатием, и в это же самое время происходит усиление регулирующего воздействия на бизнес, вводятся новые налоги, требования», – поясняет Лобуков.

Предприниматель Александр Косов руководит группой «Биомед» и возглавляет Ассоциацию выпускников президентской программы. На вопрос, стало ли ему сложнее работать, отвечает утвердительно. Причин много – от санкций до потери транзитных покупателей. Нет людского потока, который раньше ехал на Украину через Белгородскую область. Падение испытал придорожный сервис. Даже «Макдоналдс» закрылся – единственный в России случай.

«Денег в государстве реально становится меньше, и поддержка того же малого и среднего бизнеса уменьшилась, – рассуждает Косов. – Раньше было субсидирование процентной ставки, компенсация первоначального авансового платежа по договорам лизинга от фонда поддержки малого и среднего предпринимательства. Сейчас, к сожалению, фонд может оказывать только грантовую поддержку, которая тоже очень ограниченна. Хорошо, что она существует и в области уделяется внимание поддержке малого бизнеса, но для развития её недостаточно».

Иного взгляда на проблему придерживается Владимир Лобуков. Денег на поддержку всё равно не хватит на всех желающих, поясняет он, поэтому нужно менять сами подходы к формированию благоприятного делового климата. В приоритете должна быть не раздача грантов, а упрощение процессов в формате единого окна.

Эксперты «Деловой России» подготовили предложения для улучшения деловой среды. В их числе – раскрутка бренда «Белгородский предприниматель». Но для этого нужно преодолеть склонность самих предпринимателей во всём полагаться на государство, считает Лобуков. В ближайшее время участники объединения оформят свои предложения в документ и передадут его главе региона.

Источник

Белгородец поднялся на вершину горы Аконкагуа в Южной Америке Из Белгорода в Вену запустили регулярные авиарейсы Белгородский роллер выиграл Rollerclub cup 2018 С жителя Белгородской области взыскали 400 тысяч за неосновательное обогащение Тушите свет. Как волейбол заставляет людей светиться в ультрафиолете

Последние публикации