24.08.2018 12:19

В трудах аки пчела. От какой пасеки можно ждать выгоды

В трудах аки пчела. От какой пасеки можно ждать выгоды

Начните с десятки

Семья Афанасенко из Краснояружского района – пчеловоды в нескольких поколениях.

«Это тяжёлый труд, – говорит Сергей Афанасенко, – не всегда всё зависит от самого пчеловода. Погода и природа могут всё испортить».

Если всё же решили зарабатывать на пчёлах, придётся много читать, наблюдать, учиться у опытных пасечников. На начальном этапе хватит и пяти-десяти пчелосемей. Улей стоит 3,5–4,5 тыс. рублей. Его надо укомплектовать рамками (по 28–30 рублей каждая), плюс купить проволоку и вощину.

Вощину делают из натурального воска, в том числе белгородские производители. Её натуральность подтверждают соответствующими сертификатами. Она бывает разных типов и размеров, в зависимости от вида улья. Стоимость – 380–400 рублей за килограмм, оптом 350 рублей. Переработчики меняют её на воск из расчёта 900 г вощины за 1 кг воска. Расход вощины на сезон индивидуален для каждого пчеловода, потому что зависит от многих факторов. Итого: в среднем один домик для пчёл обойдётся до 7 тыс. рублей.

Сами пчёлы – ещё как минимум в 3,5 тыс. Их покупают весной, выбирая из здоровых крепких семей, желательно у проверенного продавца. Причём если рентабельность от коровы можно просчитать, то пчёлы непредсказуемы: сегодня принесли килограмм мёда, а за неделю дождей съели его и ещё три, что запасли раньше.

Поскольку область у нас животноводческая, то на полях растут в основном зерновые, кукуруза и соя. Пчёлам же нужны медоносы: гречиха, донник, эспарцет, фацелия, акация, липа, дикорастущие луговые цветы. Только на разнотравье одна пчелосемья принесёт максимум 25–30 кг, а на медоносах можно откачать 50 кг, поэтому лучше делать передвижную пасеку.

«Я вывожу пасеку на липу в Ракитянский район, на акацию и гречиху – в Грайворонский. Сам ищу, где фермеры сажают медоносы, договариваюсь с ними», – продолжает Сергей.

В трудах аки пчела. От какой пасеки можно ждать выгодыСергей Афанасенко на ярмарке мёда.
Фото Вадима Заблоцкого

Чтобы вывезти пасеку к полю, потребуется подтверждение от ветеринара о том, что насекомые здоровы и их можно транспортировать в другой район. Для этого пчёл сдают на анализы. К этим расходам приплюсуйте затраты на топливо для перевозки.

Если научились на десяти семьях и решили расширяться, увеличатся не только трудозатраты, но и расходы. Бизнес начинают со ста семей, когда встаёт вопрос о переработке мёда. Самое дешёвое российское профоборудование стоит около 1 млн рублей, польское – дороже. Производственное помещение нужно будет сертифицировать, а мёд сдать на анализ для подтверждения его соответствия санитарным требованиям. Только получив все документы, его можно продавать. Чтобы сбывать мёд в больших объёмах, придётся выходить на оптовиков или переработчиков, а для этого нужно самому стать юридическим лицом, зарегистрировав ИП или КФХ.

Поставьте на колёса

Николай Бабыниниз Грайворонского района увлёкся пчёлами ещё в школе, благодаря учителю труда, который держал пасеку. С тех пор для Бабынина, его жены и четырёх дочерей это не просто бизнес, а образ жизни.

Пасека Бабыниных кочующая. В поисках медоносов шесть павильонов путешествуют по Белгородской и Курской областям. Весной хозяин ездит по полям, узнаёт у агрономов, где что засеяно. Сам засевает участки медоносами, а на гречиху, разнотравье и донник выезжает в другие районы.

Когда пасека находится рядом с полем, то над пчёлами нависает опасность отравления агрохимикатами. Поэтому здесь важны человеческие отношения, когда агрономы и фермеры учитывают интересы пасечников и обрабатывают поля в нелётное для пчёл время – ночью или рано утром.

Бабынины готовят и другие продукты пчеловодства: пыльцу, пергу, прополис, настойки, медовуху.

«Когда пчёл много, встаёт вопрос сбыта, а с этим в области большие проблемы, – констатирует Николай. – Я могу либо продать мёд на ярмарке, либо сдать его московским перекупщикам – они закупают оптом от 100 до 250 рублей за килограмм. На ярмарке продаю акацию и липу по 400 рублей за килограмм, разнотравье и донник – по 200».

В трудах аки пчела. От какой пасеки можно ждать выгодыНиколай Бабынин с дочкой Катей.
Фото Вадима Заблоцкого

Не пустить паразита

Семья Удодовых из Ровеньского района держит пасеку больше десяти лет. Глава семьи Владимир работает на скорой, а пчеловодство воспринимает как хобби и дополнительный доход. Сейчас у него около 50 пчелосемей.

«Можно заниматься пчёлами 30 лет, но каждый год узнавать что‑то новое, учиться на своих ошибках, – уверен Владимир Ильич. – Особенно с лечением: мы купили как‑то препарат, а он поддельный, до весны пчёлы не дожили. Надо знать, чем их зимой подкармливать. Сахаром не кормим, а оставляем им рамки с мёдом».

Чаще всего пчёлы болеют акарапидозом, браулезом, варроатозом – все они вызваны паразитами. Зимой из‑за плохого ухода и ошибок пасечника может случиться нозематоз (заразный понос). Поэтому перед зимовкой пчёл обязательно пролечивают. Главное – не ошибиться в выборе лекарства, ведь на рынке много подделок.

Чтобы не тратиться, Удодовы сами делают отводки и собирают рамки. Ульи заказывают у деревенского плотника, потому что хороший улей можно сделать только на пилораме. Вощину покупают готовую, а для экономии сдают старую.

«Нынешний год не особо урожайный. На ярмарку привёз липу и акацию с прошлого года и разнотравье свежей качки, – рассказывает Владимир. – В первый день продавали по 300 рублей за килограмм, во второй по 200, в последний день ещё дешевле. Это лучше, чем сдавать перекупщикам по 80–85 рублей. Цена держится уже несколько лет, особо не заработаешь».

Найдите сбыт

Николай Димонов из Красногвардейского района уверен: если заниматься пчеловодством только ради денег, ничего не получится. Сетует на низкие закупочные цены и отсутствие организованной закупки. Вспоминает, что при Союзе были заготконторы, которые принимали мёд по вполне приемлемым ценам прямо на местах:

«Мой дед был самый богатый человек в деревне, а у него было всего 25 пчелосемей. У меня же 150 семей, и прибыли от них я не вижу. Вот если бы наши пчелоконторы наладили закупку мёда по приемлемой цене, хотя бы по 200 рублей за килограмм».

О нужности кооперации пчеловоды говорят не первый год, но кооператива, который бы принимал мёд по выгодным ценам или наладил его переработку, так и не появилось. Остаются лишь ярмарки да московские и воронежские оптовики.

В трудах аки пчела. От какой пасеки можно ждать выгодыФото Вадима Заблоцкого

Из истории вопроса

В Исторической летописи Курского дворянства есть сведения о том, что большая пасека в наших краях принадлежала князю Григорию Ромодановскому. Она находилась под Меловой горой, в одной версте от Белгорода. На ней было 85 ульев, из которых в сентябре 1665 года вынули 16 пудов 20 гривенок мёду. Другая его пасека находилась в Карповском уезде, на Ворскле, в ней 543 улья. В Белгороде пчельники находились большею частью за Северным Донцом по Крымской стороне, в Донецком логу, на Большом логу, «выше прежнево городища». Только в семи пунктах, лежавших в окрестностях Белгорода, было 58 пчельников. В 1667 году в Белгородском уезде находилось на оброчных пасеках, принадлежавших помещикам и другим лицам, 1 417 ульев.

В дореволюционной России потребление мёда составляло около 1,5 кг на человека в год. Современные белгородцы в среднем за год съедают по 47 кг сахара и только 600–700 г мёда, то есть меньше 2 г в день. Четыре года назад областное правительство поставило задачу: к 2018 году повысить годовое потребление мёда до 10 кг на человека, а это всего лишь по столовой ложке в день.

Источник

Явка в Белгороде на 15:00 составила 13,89 % За шесть дней до свадьбы. Как наркодилер вместо денег получил срок За чемпионство в «Слобожанке» поборются две белгородские команды Речной тест. Что вы знаете о белгородских реках? Мусоросортировочный комплекс под Губкином обойдётся в 283 млн рублей

Последние публикации