21.09.2018 17:26

Треть жизни в стрессе. Как нелюбимая работа влияет на наше самочувствие

Треть жизни в стрессе. Как нелюбимая работа влияет на наше самочувствие

Побочный эффект

— Годам к пяти-шести у нас появляются два убеждения о себе: «я плохой» и «я беспомощный». Это одно из базовых утверждений когнитивно-поведенческой психотерапии, – объясняет Михаил Сергеевич. – Как это происходит? Ребёнок родился – и весь его мир состоит из любви к нему. Все его любят, носят на руках, по первому требованию удовлетворяют любое желание. Но вот малыш подрастает, и в какой‑то момент оказывается, что не всё в этом мире для него. Что мама может наказать, игрушку могут не купить, могут заставить есть невкусное пюре. «Как? Почему? Ведь всё было! Наверное, это потому что я плохой, и меня наказывают, и я беспомощен это изменить». У каждого из нас эти убеждения есть, они побочный эффект развития сознания.

— Нелегко жить с таким грузом.

— Поэтому мы с детства выстраиваем внутри себя некую систему правил, с помощью которых спасаемся от этих убеждений. Например, Ваню ставят на табуретку и просят прочитать стихи. За это аплодируют, хвалят. В этот момент он гораздо меньше чувствует себя плохим. Или родители говорят Кате: «Катя, если ты не будешь слушаться воспитательницу в садике, то мы будем любить не тебя, а Таню, потому что она хорошая, послушная девочка». Катя несколько раз прокручивает эту фразу у себя в голове, постепенно трансформируя в правило: «Чтобы меня любили, я должна быть послушной и выполнять указания старших».

— Как это связано с будущей профессией?

— С самого детства мы словно вытачиваем себя как ключ к конкретному замку. Под замком мы понимаем направление деятельности человека. Ищем тот род занятий, в котором нам комфортно, в котором мы ощущаем себя ключом в замке. Тот же мальчик на табуретке – у него, возможно, будут замечательно идти сферы деятельности, связанные с публичными выступлениями. Если у ребёнка в детстве всё было чётко по графику и его хвалили за следование графику, ему подойдут профессии с жёстким структурированием: военный, полицейский, бухгалтер… Если с детства поощряли за творчество, то ему, вероятнее всего, будут удаваться не только творческие направления, но и, как ни странно, физика и математика, потому что эти науки требуют большого полёта фантазии.

Но об этом мы можем говорить постфактум, когда человеку уже 35–40 лет и он вспоминает, что в детстве любил играть в солдатики, а почему‑то стал поваром. Но в целом, если мы говорим о смене рода деятельности, метод когнитивно-поведенческой психотерапии здесь вполне применим.

Треть жизни в стрессе. Как нелюбимая работа влияет на наше самочувствиеМихаил Валуйский.
Фото Вадима Заблоцкого

Иллюзии с кирпичами

— С выбором профессии подростку нужно определиться к окончанию школы. А в каком возрасте человек способен понять, чем ему хочется заниматься?

— Думаю, он способен твёрдо ответить на этот вопрос, когда ему перестала нравиться его первая работа. Потому что до этого момента человек обычно пребывает в неких эйфорических иллюзиях, привитых ему значимыми взрослыми: дескать, если я буду врачом, меня будут уважать, я буду нужен людям. И только потом он понимает, что значит эта профессия.

Тесты профориентационные придуманы не просто так. Но давайте представим, что молодому человеку нужно ответить на вопрос в тесте «Нравится ли вам класть кирпичи?». Он понятия не имеет, нравится ли ему это делать, потому что он никогда в жизни не клал кирпичи. Перед глазами есть пример каких‑то значимых взрослых, героев книг или фильмов, которым это нравилось – и юноша ассоциирует себя с ними. А потом приходит на стройку, берёт в руки кирпич и понимает, что ему совсем не хочется его класть.

Чтобы чувствовать, что тебе нравится, нужно быть взрослым. Со взрослостью у нас в обществе проблема. Потому что обычно ребёнку нравится кушать пироженки и играть во дворе, даже если ему 25 лет. Но это уже тема инфантилизма.

— Родителям нужно вмешиваться в выбор ребёнка?

— Они делают это ежесекундно всю жизнь. Когда родители считают, что сыну или дочери нужно поступать именно в этот вуз, они точно так же пребывают в некоторой иллюзорности. У них перед глазами опыт богатых успешных людей, которые стали таковыми именно потому, что им этот род деятельности нравился изначально. Но не факт, что он понравится их отпрыску.

Послушный и беспомощный

— То есть не нужно категорично настаивать на своём вопреки стремлениям чада?

— Нужно как минимум это обсуждать, а не действовать в приказном порядке. Если родители директивны и не считают мнение ребёнка значимым, то они просто не знают своего ребёнка: что у него получается хорошо, а что не получается совсем.

— К чему нужно стремиться родителям?

— Вырастить гармоничную личность. Если человеку с детства привито ощущение собственной значимости, полноценности, уверенности, что всё у него получится, то в принципе неважно, какими будут первая работа и первое образование. Даже если он поймёт, что в чём‑то у него не получается, он не будет ныть об этом всю оставшуюся жизнь. Ему не будет страшно – он просто сменит работу.

— Разве родители не стремятся воспитать гармоничную личность?

— К сожалению, постфактум выясняется, что родители стремились вырастить послушного ребёнка. А «послушный ребёнок» – равно взрослый, не умеющий отстаивать свои интересы, отличать, что нравится ему, от того, что должно ему нравиться по мнению его родителей. Для взрослого, выросшего из такого ребёнка, совершенно непонятно, как вообще можно ориентироваться на свои внутренние потребности. Когда мы решаем всё за детей, не спрашивая их мнения и не давая им сталкиваться с последствиями своих поступков, мы формируем у них то, что психологи называют выученной беспомощностью. Когда человек отказывается от борьбы за улучшение своей жизни, например боится сменить работу, потому что не верит в свою способность эти изменения совершить.

Треть жизни в стрессе. Как нелюбимая работа влияет на наше самочувствие

Баланс в воспитании

— Получается, кругом виноваты родители?

— Ну почему же, не только они. Скажите, учитель в тетрадке красным что подчёркивает?

— Ошибки.

— Именно. Когда ребёнку прививают чувство вины и никчёмности, концентрируя внимание на его ошибках, им гораздо легче управлять.

— Не нужно выделять ошибки?

— Нужно подчёркивать не только ошибки. Когда мы воспитываем ребёнка, более-менее балансируя: хвалим за достижения, особенно если он приложил усилия, и наказываем за проступки, тогда он вырастет человеком, способным верить в себя и адекватно оценивать свои возможности.

На чужом месте

— Так ли в конце концов важно, чтобы работа нравилась?

— Сколько времени человек проводит на работе?

— В среднем восемь часов.

— Правильно. И примерно столько же, то есть треть жизни, человек спит. А теперь представьте: вы изо дня в день плохо спите. Какой будет результат? Нелюбимая работа означает, что треть жизни вы не нравитесь себе. Это обязательно проявляется потом: поначалу гипертонией, плохим сном, потом аритмией, болями во всём теле, нарушениями пищеварения. Любой хороший врач со временем понимает, что причина терапевтических болезней кроется не в высоком холестерине, а в голове. В мыслительных ошибках, которые преследуют человека много лет. Из‑за этих ошибок возникает стресс. Как бы мы его ни отрицали, он рано или поздно даст о себе знать. Поэтому выбирайте – либо вы треть жизни занимаетесь тем, что приносит удовольствие, либо страдаете и получаете проблемы со здоровьем.

— Работодателю ведь тоже важно, чтобы работники трудились с удовольствием?

— Одна из крупнейших мировых компаний над входом в офис разместила табличку примерно такого содержания: «Пожалуйста, увольтесь, если вы: не инициативны; часто берёте больничный; если вам не нравится то, чем вы занимаетесь».

Если вы делаете то, что не нравится, вы не можете делать это хорошо. А если вы делаете что‑то плохо, никто вам не будет за это хорошо платить. Поэтому ищите себя в другом месте. Ведь вы не только несчастны сами, но и занимаете чужое место, отнимая возможность работы у человека, которому нравится это занятие.

Треть жизни в стрессе. Как нелюбимая работа влияет на наше самочувствие

Вкалывать с удовольствием

— На нелюбимой работе удерживает страх перемен?

— Боятся перемен те, кто в себя не верит, вернее, кто себя не знает. Когда человек гиперуверен, он не знает своих слабых сторон. А когда совсем не уверен – не знает сильных, потому что в детстве они подавлялись, чтобы ребёнок слушался. Или скрывались слабые стороны, чтобы он не плакал. В результате плакать они начинают потом, лет в 20.

— Страх перемен связан с возрастом?

— Мы сами воспитываем себя, выбирая, как реагировать на те или иные обстоятельства. Делаем это каждый день. Вокруг нас огромный жизненный контекст, который нам о нас что‑то говорит. И чем мы моложе, тем легче сформировать в себе умение разделять хорошие и плохие стороны. С годами мы становимся всё более ригидными в своих убеждениях о себе.

— Но и любимая работа – это не отдых, на ней тоже нужно вкалывать.

— Кто‑то ошибочно считает: надо заниматься тем, что нравится, а дальше само попрёт. Оно попрёт, если впрягаться и пахать. Проблема в том, что если ты впрягаешься, но тебя воротит от того, что ты делаешь, то ты в этом деле ничего не достигнешь. А когда впрягаешься и тебе это нравится, то будет результат. Мало иметь склонность к какому‑то виду деятельности, надо ещё уметь быть упорным. Это две составляющие, без которых хорошо не получится.

В прошлом веке человек получал одно образование, и его хватало на всю жизнь. Сейчас ситуация иная. Если раньше информация удваивалась за пять лет, то сейчас – за год. Мы живём в эпоху перемен, когда образование – такая же насущная необходимость, как еда.

Выбор есть всегда

— Бывает, человеку просто некуда деваться.

— Например?

— Никому не в обиду – продавец в подземном переходе, няня в детском саду…

— Ну, у продавца, думаю, есть какое‑то образование. А что касается няни, вы знаете, сколько зарабатывает няня, работая частным образом?

Дело в том, повторю, насколько человек верит в свои силы. Если вы считаете, что экономическая ситуация решает вашу жизнь, то очень сильно ошибаетесь. Нужно самим прикладывать усилия.

Я в 2010 году работал заведующим отделением больницы, зарабатывал 13 тыс. рублей в месяц, а нужно было строить дом и кормить семью. Я переучился, стал работать в продажах, очень прилично зарабатывать. При этом понимал, что это занятие не на всю жизнь, а для конкретных целей. Когда эти цели были достигнуты, дом построен, а от работы в продажах тошнило всё сильнее, я вернулся в ту сферу, которую люблю всем сердцем, – в медицину. Снова стал переучиваться и совершенствоваться, но уже как врач.

В принципе, чем бы вы ни занимались, всегда можно найти направление, которое при достаточно приложенных усилиях по овладению нужными навыками будет приносить деньги.

Источник

Белгородская промышленность подросла на 5,5 % Лауреатами премии «Молодость Белгородчины» стали 28 человек и коллективов В Новом Осколе открыли детский сад «Умка» на 145 мест 18-летний белгородец на спор украл нож Белгородские депутаты ужесточили наказание за нарушение правил безопасности в лесах

Последние публикации