06.04.2018 15:46

«Санёк, ты нам нужен». Почему разнятся запросы соискателей и биржи труда

«Санёк, ты нам нужен». Почему разнятся запросы соискателей и биржи труда

Чтобы её сгладить, Белгородский центр занятости организовал для студентов проект «Карьерный старт» – первое свидание с работодателями. На одной из них побывали «Белгородские известия».

Ваша стоимость – 12 тысяч

Начало встречи. Вадим Логачёв из Белгородского рекрутингового центра помогает студентам понять, о чём разговаривать на первом собеседовании: сыплет каверзными вопросами в духе «кем вы видите себя в нашей организации через пять лет?», «каковы ваши слабые стороны?», «на какую зарплату рассчитываете?». Электрики, автомеханики и строители собеседование представляют себе слабо. В зале сплошь будущие директора, каждый идеален и поэтому должен получать как минимум 35 тыс. рублей.

«Ваша стоимость на рынке труда как начинающего специалиста – 12–15 тыс. рублей, – отрезвляет аудиторию рекрутер. – Есть две реальные вакансии для электриков, если вы готовы будете обучаться».

Вот так жестоко разбиваются мечты о красивой и лёгкой жизни. Пацаны идут в аудиторию к работодателям – представителям «Аэробела», «Энергомаша-БЗЭМ», «Подрядчика», «Экотранса» и других. Возможно, уже сегодня кто‑то найдёт себе практикантов.

Хочу получать…

«Экотранс» ищет автомехаников, автоэлектриков и водителей, но возле их столика никого. На листочке с вакансиями в графе «зарплата» – 8–10 тыс.

«Да вы не смотрите, это ставка, – говорит главный инженер Владимир Афонин. – Те, кто ушёл на пенсию, получали 32 тыс. на руки, студенту готовы платить 15 тыс., график – 5/2. Два человека сегодня подходили».

Рассказывает, что на практику к ним приходят много, а в отдел кадров – единицы, однако от работы со студентами не отказываются. Верят, что их можно «воспитать под предприятие».

Сами студенты уселись на камчатке.

— Не спешим работу искать, ещё диплом и армия, года через полтора начнём, – говорит один из четверокурсников.
– Из присутствующих работодателей к кому‑то подходили, услышали что‑то хорошее?
(Смеются) Ничего хорошего.
– Где хотите работать?
– Где больше платят. Я экономистом в проектном бюро, – отвечает другой, – поэтому планирую идти дальше учиться.
– Мы почти все пойдём на «вышку», я собираюсь на экономический на заочное, работать буду в строительной фирме, у меня уже всё решено, – беспечно констатирует девушка.
– Какую зарплату хотите?
– Чем больше, тем лучше, 50 тыс. рублей, – без колебаний выдают почти все и смеются.
– А с 10–15 готовы начать?
– Зарплата сейчас не основное. Чтобы работать, нужен стаж, но, чтобы был стаж, нужно где‑то работать. Хорошо, если работодатель это понимает, – рассуждает ещё один будущий строитель.

«Санёк, ты нам нужен». Почему разнятся запросы соискателей и биржи трудаСтуденты и работодатели.
Фото Ирины Дудки

Тех, кто без опыта и стажа, но с большим желанием трудиться, ждут в строительной компании «Подрядчик». Здесь студенты тоже проходят практику, но трудоустраиваться не спешат.

«Уходят в вузы, в армию, разъезжаются в свои районы. У нас стройплощадок много, каменщики и отделочники нужны всегда, поэтому постоянно участвуем в таких акциях, на практику берём. Если из практикантов даже десять человек останется, это большая помощь. Но не каждый хочет работать», – признаётся технический директор Алексей Свиридов.

Стаж есть, а опыт…

Работодатели начинают презентации. Потенциальные сотрудники, развалившись на стульях, смотрят на инспектора отдела кадров завода «Аэробел» Ирину Потопахину. Она рассказывает о заводе, о том, что открыты вакансии слесаря КИПиА, наладчика оборудования. Специалистам готовы платить 40–45 тыс. рублей, работникам без стажа – примерно 25 тыс. рублей.

— Мы понимаем, что практических навыков у вас нет, поэтому спрашиваем теоретические знания: принцип действия электродвигателя, маркировку подшипников, – начинает она.

— А зачем нам теория, если мы будем работать руками? – тут же летит вопрос из зала.

— Если вы не знаете элементарных законов физики, как же вы будете работать с механизмами?

После короткого диалога вопрос о том, кем себя видят соискатели через пять лет, становится неуместным.

По наблюдениям Ирины Потопахиной, многим соискателям-студентам не хватает ответственности и серьёзности в поиске работы: «не понравится – уйду», «поработаю охранником, пусть мало платят, зато ничего не делать».

«К 30 годам такой человек уже не сможет себя перестроить на серьёзную работу, – считает она. – Я вижу в трудовой книжке – тут два месяца, там, и так пять лет. Проблема не в работодателях, а в человеке. Ему 30, стаж есть, но опыта нет. Чему можно научиться за два-три месяца?»

«Санёк, ты нам нужен». Почему разнятся запросы соискателей и биржи трудаИрина Потопахина.
Фото Ирины Дудки

Вопросы есть?

Представляющий завод «Энергомаш-БЗЭМ» Денис Мишнев рассказывает, как пришёл на завод учеником слесаря и к 34 годам вырос до мастера производственного обучения.

— Вот тебя как зовут? – обращается он к студенту, который сидит ближе всех.

— Саша.

— Каждому говорю и тебе скажу. Ты должен работать так, чтобы мастер сказал: «Так, как Санёк, не сделает никто, мне Санёк нужен кровь из носа».

В аудитории механиков – дружный хохот.

«У нас американские, немецкие, французские станки, которые нужно обслуживать, а работают пенсионеры, – продолжает мастер. – Они готовы передать вам свой опыт и знания. И тот, кто хочет работать в этой профессии, – останется. Практика оплачиваемая, около 15 тыс. рублей. Зарплата рабочих начинается с 18–20 тысяч. Ко мне вопросы есть?»

Студенты дружно поднимаются на выход. Только двое спросили, когда можно прийти на практику и сохранят ли место после армии.

«Если загорелись глаза у двух-трёх человек сегодня, это уже результат, – говорит Денис. – Практикантов много, остаются работать немногие. Желание трудиться встречаю нечасто. Все хотят работать в тёплых офисах, но невозможно только торговать, кто‑то должен и производить».

Работа есть, работников – нет

У службы занятости Белгорода в базе больше 5 тыс. открытых вакансий: каждый второй работодатель ищет сотрудников. Самые востребованные – вакансии строителей (35 %). Торговля и общепит – 30 %, 20 % вакансий – в промышленной отрасли. Соискателей же за I квартал набралось 1,5 тыс. человек. В 2016–17 годах почти на 30 тыс. вакансий пришлось 10 тыс. трудоустроенных.

«В среднем на одного соискателя приходится больше трёх вакансий, – говорит замначальника Белгородского центра занятости населения Елена Костенко. – Откуда безработица? В основном требуются рабочие профессии и только 25 % – на должности ИТР. А больше половины соискателей – специалисты с высшим и средним специальным образованием. Отсюда дисбаланс».

Сейчас тоже больше свободных рабочих мест – это сварщики, водители, операторы станков ЧПУ, токари, маляры, машинисты строительной техники, автослесари. Но они на биржу труда практически не обращаются. Около половины тех, кто приходит за помощью в поиске работы, – молодые специалисты высшего звена без опыта: экономисты, бухгалтеры, юристы, менеджеры.

Источник

В сентябре в Белгородской области опять зафиксировали дефляцию На новые места в белгородских детсадах федеральный бюджет даст 462 млн рублей В Уфе на ипподроме «Акбузат» пройдет чемпионат Европы среди молодых наездников В Белгороде по горячим следам задержали подозреваемого в сексуальном насилии От кондитера до звонаря: чему научат детей в белгородском «Мастерславле»

Последние публикации