07.12.2018 13:54

Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

Основные школы

В шестой раз Белгородский художественный музей принимает у себя экспозиции из главных российских музеев в рамках проекта «Достояние музеев России – белгородцам!» при поддержке благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт».

Государственный Эрмитаж привёз 41 картину.

«Большинство из них на постоянной выставке в Эрмитаже не увидеть, – рассказал кандидат искусствоведения, завотделом западноевропейского изобразительного искусства Государственного Эрмитажа Сергей Андросов. – Их можно увидеть здесь, в Белгороде. В экспозиции представлены все основные школы натюрморта: фламандская, голландская, немецкая, французская, итальянская».

О концепции выставки рассказала её куратор – младший научный сотрудник отдела западноевропейского изобразительного искусства Эрмитажа Любовь Герасимова:

«Мы пытались так выстроить экспозицию, чтобы у посетителя сложилось представление о разных типах натюрморта: vanitas, цветочный натюрморт, охотничьи трофеи, жанровые и бытовые сцены и превосходные работы итальянских художников XVII–XVIII веков, воспевающих красоту плодов Средиземноморья».

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

Неподвижная натура

Интересно, что в золотой век натюрморта в Западной Европе такого названия ещё не существовало. Nature morte вошло в употребление во Франции в середине XVIII столетия. До этого картины с изображением всевозможных предметов повседневного обихода – будь то цветы, фрукты, сцена в кухне или сервированный стол – называли по главному мотиву композиции. Среди них встречались «кухня», «завтрак», «горшок с цветами», «венок из цветов», «курительные принадлежности».

В середине XVII века в Голландии нашли общее обозначение для таких полотен – stilleven, то есть «неподвижная натура». Чуть позже название поэтизировали, и из‑за двойного значения leven «неподвижная натура» стала «тихой жизнью».

Что такое «тихая жизнь», в полной мере можно проследить по представленным в экспозиции «завтракам», «закускам» и «десертам».

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

Суета сует

Старейшая картина экспозиции – «Череп в нише» Бартоломеуса Брейна Старшего – датируется первой половиной XVI века. По мнению искусствоведов, её нельзя рассматривать как полноценный натюрморт. «Череп в нише» мог быть фрагментом более крупного полотна или диптиха. Встречались среди работ Брейна Старшего и портреты, на которых художник изображал в руках портретируемого череп как символ бренности.

Картина – предтеча отдельного типа натюрморта, vanitas. Он родился в голландском университетском городе Лейден и расцвёл в странах Западной Европы к середине XVII века, позаимствовав название из латинского vanitas vanitatum – «суета сует», буквально – «пустота». Главным элементом композиции такого аллегорического натюрморта становился человеческий череп – напоминание о быстротечности земной жизни, бренности материальных благ и неизбежности смерти.

Надпись на картине Брейна Старшего вторит мыслям о vanitas: «Нет щита, который заслонил бы от смерти, поэтому живите, пока не умрёте».

Интересно, что «Череп в нише» – это ещё и картина-обманка. Свет и тень на ней распределены так, что зрителю хочется протянуть руку и поправить завернувшийся уголок надписи.

Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств«Череп в нише».
Фото Владимира Юрченко

Конечность всего земного художники отображали и в других видах натюрморта. Пример тому – картина Кристиана Янса ван Стрипа «Цветы, бабочки и ящерица».

«Здесь мы видим круговорот смерти и жизни. О жизни, спасении души напоминает бабочка, – пояснила Любовь Герасимова. – Её поймала ящерица, гибель неминуема. Но душа спасётся: мы видим и других бабочек».

Близка идея суеты сует оказалась цветочному натюрморту.

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

  • Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств

Цветочный натюрморт

Голландца Юстуса ван Хейсума называют основателем цветочного натюрморта. Тема vanitas прослеживается в его работе «Цветы»: существование цветка скоротечно, ибо «трава засыхает, цвет увядает», сказано в Библии.

Но цветочные натюрморты несли в себе и другое содержание. В композициях под общим названием blompot (буквально – «горшок с цветами») художники воспевали красоту цветов. В такой натюрморт включали цветы, растущие в садах. Заказчики картин – ценители садовых цветов – желали восхищаться их красотой не только в дни цветения. Общую идею таких картин можно выразить так: красота цветка, запечатлённого на картине, способна надолго пережить недолговечную красоту живого растения, служившего художнику в качестве модели. Поэтому каждое растение изображали крайне достоверно и так, чтобы на полотне один цветок не заслонял другой.

Интересно, что в ранних blompot авторства голландских или немецких мастеров нельзя было увидеть увядшие или поломанные растения. Здесь они наделялись почти религиозным смыслом: Творца славили через его создания. Таким же религиозным смыслом наделяли цветы в гирляндах, обрамляющих религиозные сцены. Пример такого натюрморта – «Святое семейство в обрамлении, украшенном цветами» – принадлежит кисти Яна Брейгеля Младшего. Обрамляющие картуш цветы: розы, гвоздики, анемоны, ирисы, апельсиновый цвет – атрибуты Девы Марии. Вместе с этим ирисы, анемоны и гвоздики воплощают будущие страдания Христовы. На младенца Христа указывают жасмин и маргаритка.

Прелести «тихой жизни». Из Эрмитажа в Белгород привезли радость для всех чувств«Святое семейство в обрамлении, украшенном цветами».
Фото Владимира Юрченко

«Один из цветов, привлекающий внимание, – тюльпан. Его завезли в Голландию в начале XVII века, и это был очень дорогой цветок. В пик тюльпаномании дом в Гааге мог стоить от 200 до 500 гульденов, а стоимость луковицы определённых сортов могла доходить до 1 000 гульденов, – пояснила Любовь Герасимова. – Представьте, насколько это был дорогой цветок. Ими хотели любоваться даже тогда, когда они не цвели. И, конечно, это любование перешло в живопись».

Над подобными картинами всегда работало два художника. Цветы писали натюрмортисты, а сцены Священного Писания – художники, специализирующиеся на изображении фигур. Картинами украшали католические храмы, их дарили светским или духовным сановникам.

Выставка «Радость для всех чувств» работает до 24 февраля 2019 года. В это время в Белгородском художественном музее проведут несколько лекций и музыкально-искусствоведческих вечеров «В содружестве муз», на которых можно будет узнать больше о натюрморте.

Источник

Когда твоя девушка больна (футболом) «Чую не только запахи, но и людей». Чем замечательны белгородцы, родившиеся в год Собаки Белгородские бойцы Fedor Team не стали драться друг против друга Белгородец сознался в убийстве 18-летней девушки В Белгороде завершился Кубок Черноземья по эндуро

Последние публикации