03.10.2017 12:26

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языки

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языки

Греческий

Иван Деденёв, 21 год, студент БелГУ по направлению «регионоведение»:

«Если честно, я начал учить греческий потому, что в Греции бесплатное образование. Казалось заманчивым получить диплом европейского образца бесплатно. В университете я толком так и не поучился, ограничившись языковой школой. Но даже год, проведённый в Греции, принёс мне массу полезных знаний.

После такого опыта даже слова в русском языке понимаются гораздо лучше. У нас много заимствований из греческого, поэтому, узнав первоисточник, я лучше стал разбираться во многих вещах. Изучение греческого, как и любого другого языка, расширяет кругозор. А по истории такого древнего языка видишь, как изменялся мир.

За тысячи лет в этом языке накопилась куча слов. Древнегреческий сложный для понимания даже для носителей современного языка. Средний греческий, который преподают в семинариях, не поможет вам в современной Греции. У человека, владеющего таким вариантом языка, могут возникнуть проблемы даже при походе в магазин. Тем выпускникам семинарии, которые приезжают в Грецию для продолжения обучения, приходится заново знакомиться с языком в его современной форме – демиотике.

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языкиИван Деденёв.
Фото Натальи Малыхиной

В языковой школе в Салониках нас учили основам нового греческого. В нём четыре падежа. В этом плане русским учить этот язык легче. Зато есть сложности в написании: например, есть несколько вариантов передачи звука «и» на письме и звука «о», для которого выделено целых две буквы в греческом алфавите – омега и омикрон.

В Салониках много русскоговорящих. Когда спрашиваешь дорогу на греческом, достаточно часто просят перейти на русский. Так что найти разговорчивого носителя языка иногда было немного проблематично.

У меня до сих пор есть греческая раскладка клавиатуры в телефоне. Иногда мы с другом, который был со мной в языковой школе, общаемся на греческом. Конечно, сейчас на уровне «Привет, как дела?», но совсем язык я не забыл».

Японский

Ирина Гончарова, 24 года, корректор в редакции:

«Года три назад я стала задумываться о поездке в Японию. В то время в областной библиотеке набирали группу на курсы японского. Я решила записаться, но в последний момент расписание изменили. Новое время было неудобным, и я решила учить язык самостоятельно.

В Интернете огромное количество учебников и онлайн-ресурсов. Не знаешь, с чего начать. Первое, за что я взялась, – слоговые азбуки: хирагана и катакана. Запоминала порядок начертания и прописывала каждый знак сотни раз. Второе – найти хороший учебник. С этим было несколько проколов, и я потеряла много времени.

Сложно организовать себя. Преподавателя и чёткого расписания нет, силы воли не хватает. Серьёзней отнестись к учёбе мне помогла поездка в Корею. Стало понятней, как всё организовать: покупку билетов, бронирование жилья, составление маршрута.

Самое главное, что у меня появилась чётко оформленная цель. Я поняла, что «я хочу в Японию» и «я еду в Японию в мае 2018 года» – разные вещи. У меня рассчитано примерно полтора года на подготовку: собрать нужную сумму и выучить японский хотя бы на уровне туриста.

Сейчас я занимаюсь по лучшему учебнику みんなの日本語 (Minna no Nihongo). В нём есть всё: основная книга, грамматический комментарий, сборники упражнений плюс аудио и видео. Ещё использую приложение Kanji Study, чтобы запомнить порядок начертания иероглифов.

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языкиИрина Гончарова.
Фото из личного архива

Дважды в год проходит международный экзамен на знание японского – 日本語能力試験 (Nihongo Noryoku Shiken). Его можно сдать в Москве, Владивостоке и в других больших городах. Экзамен – дополнительная мотивация. Для меня это репетиция перед поездкой.

В японском пять уровней, пятый – начальный. Для каждого уровня свои требования по лексике и грамматике. В начале сентября я отправила заявку, чтобы сдать пятый уровень в декабре. Для его подтверждения нужно знать более 700 слов, 120 иероглифов и базовую грамматику. Самое сложное для меня – аудирование: запись на экзамене включают лишь один раз. Чтобы успеть подготовиться, занимаюсь каждый день.

Есть курсы японского и в языковых школах. Сейчас я понимаю, что заниматься в группе не для меня: кто‑то схватывает на лету, кому‑то нужно время. Либо ты тормозишь других, либо тебя. Есть и индивидуальные занятия, но это очень дорого.

Разговорной практики мне не хватает. В крупных городах часто проходят встречи языкового обмена с носителями. Я была на такой в Питере, а в Белгороде такого нет. Альтернатива – приложения для языкового обмена, например Tandem. Пока использую его только для переписки.

Даже за год занятий японским я продвинулась дальше, чем за всё время в английском. Я мечтаю увидеть всю Азию. После Японии хочу в Китай. Наверное, скорее начну учить китайский для поездки, чем снова возьмусь за английский. Не знаю, с чем это связано. Наверно, просто неинтересно.

Я бы хотела учиться в Японии. Это очень дорого, но вполне возможно. Сейчас хочу закончить начатое: сдать экзамен, съездить в Токио, Киото, Нару и Йокогаму. Как говорят японцы, сделай всё возможное, а в остальном положись на судьбу. И я говорю себе: «Постарайся, чтобы сказать お疲れ様でした (otsukaresama deshita) – «Хорошо потрудилась!»

Румынский

Владислава Соловьёва, 26 лет, специалист по международным связям:

«Ещё с детства я точно знала, что мне надо быть рыжей и поехать на Балканы. Так я поняла, что мне придётся выучить какой‑нибудь балканский язык. Я слышала болгарский и сербский, но они особо не впечатляли. А вот когда услышала румынский, поняла, что это моё. Мне так понравилось, как он звучит, что решила его учить. Всё началось с каких‑то слов и фраз.

Однажды мы с подругой ехали в Турцию через Молдавию. Там мы познакомились с местными, попросили их включить музыку на родном языке, и они выбрали группу O-Zone. Я всегда думала, что это румынская группа, потому что для меня они пели на румынском языке. Так я узнала, что румынский и молдавский – практически одно и тоже.

Моё изучение языка очень долго заключалось в том, что я слушала румынскую музыку. Оттуда я узнала очень много слов: прямо заучивала тексты, чтобы всё осталось в памяти.

Знакомство с музыкой только усилило моё желание учить язык, но мне очень трудно себя заставить. Я такой человек, что мне лучше, чтобы были курсы, группа и преподаватель. Но в Белгороде невозможно найти занятия по румынскому. Единственный вариант практики – это студенты из Молдавии, только с ними можно поговорить на румынском. Их вполне реально найти в БелГУ.

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языкиВладислава Соловьёва.
Фото Натальи Малыхиной

Когда появился определённый запас слов, я стала смотреть фильмы на румынском. Со временем – учить грамматику по учебникам из Интернета. Грамматика оказалась несложной.

В понимании тонкостей языка мне помогли курсы по итальянскому. Это было ещё одно открытие для меня, что румынский похож на итальянский. Поэтому, когда я поняла, что сама не выучу румынский, записалась на курсы итальянского. Время от времени я возвращалась к румынскому и проводила параллели. Очень много похожих слов, и после курсов итальянского я стала лучше понимать логику румынского языка.

Этим летом исполнилась моя мечта: с подругой поехали в Румынию. Мы выбирали не туристические, а наоборот, маленькие, провинциальные города. Первый был Тимишоара – промышленный проблемный городок. Мы еле оттуда уехали. Если в соседней Сербии даже в деревнях знают английский, то в Румынии трудно найти кого‑то, кто знает другой язык, кроме своего родного. В Интернете была информация, что автобус ходит через каждый час. На самом деле – через каждые четыре. Это никак нельзя было узнать, не поговорив с местными. Даже слабое знание румынского вперемежку с итальянским спасло нас.

Такие необычные языки, как румынский, стоит учить переводчикам. Знание английского и немецкого – это стандартный набор в профессии, но изучение нишевого языка делает чуть ли не уникальным специалистом. Это только на первый взгляд кажется, что такие языки никому нужны. Но английский знают далеко не во всех странах, так что помощь переводчика с экзотических языков более востребована.

Изучение любого нового языка помогает тебе в понимании предыдущего. Кроме того, это просто расширяет кругозор: узнаёшь много нового и интересного о странах, в которых говорят на этом языке. Например, мало кто знает, что Молдавия – это ещё и регион в Румынии».

Арабский

Юлия Макарейкина, 19 лет, студентка БелГУ по направлению «международные отношения»:

«Арабский язык очень красивый. И мне нравится, что без знания культуры арабский выучить невозможно. Это один из тех языков, на котором говорят в нескольких странах. Очень удобно, если собираешься путешествовать в Африку.

Впервые я услышала его в университете от студентов-арабов. Тогда думала: как красиво они говорят! Когда стала учить, поняла, что говорили они далеко не литературным языком, а сленгом.

Главная трудность – письменность. Хоть арабские слова на вид и напоминают китайские иероглифы, в этом языке буквенная система. Всего 28 букв. Есть такая особенность: в арабском нет печатных букв, есть только прописной вариант – вязь. Из‑за этого у каждой буквы три вида написания в зависимости от места в слове: начальное, серединное и конечное. Но в целом внешний вид буквы можно узнать во всех вариантах. Например, знаменитая буква «таа», похожая на смайлик, во всех трёх написаниях будет с двумя точками наверху.

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языкиЮлия Макарейкина.
Фото Натальи Малыхиной

Читать я училась по тексту Корана. Достаточно было найти только студента-араба, чтобы услышать вариативность произношения. Даже в первой части книги есть все варианты произношения букв арабского алфавита.

Ещё одна особенность языка – отсутствие гласных букв. Но получается же не «Мхмд», а «Мухаммед». Это достигается при помощи огласовок – надстрочных символов, которые соединяют согласные. Такой способ соединения придумали для удобства тех, кто изучает язык.

Арабский уже успел пригодиться мне. Один раз я была в Харькове без Интернета и заблудилась. Мимо шли молодые люди, похожие на арабов. Я и решила попробовать спросить дорогу на арабском. Они так удивились, что дали мне деньги на такси!

Иногда иду в миграционную службу в университете и слышу, как арабы ругаются. Тогда говорю им на их языке: нельзя ругаться. Они так пугаются, что кто‑то, кроме них, знает их язык.

Сейчас этот язык учат из‑за того, что во многих арабских странах напряжённая обстановка. Мне, как будущему дипломату, необходимо знать такие языки. Но я учу его не только из‑за своей профессии. Скорее, он меня привлекает своей красотой. Если вы хотите проникнуться культурой арабских народов, то знать язык обязательно».

Польский

Анастасия Лавриненко, 24 лет, преподаватель литературы:

«Когда говорю, что интересуюсь польским языком и польской культурой, собеседники, как правило, удивляются. Ещё в университете я обнаружила в программе курс под названием «Славянские языки», украинский и польский. С украинским языком я была неплохо знакома с детства, а вот польский заинтересовал меня. Жаль, что изучать его мы начали только на старших курсах. С моей группой занимались Андрей Васильевич Полонский и Анна Викторовна Белоедова. Они научили нас не только разбираться в сложностях польской грамматики, но и понимать польскую культуру.

Я могу уверенно сказать, что это мой язык. После того как начала учить, я заинтересовалась историей своей семьи. Так, узнала, что мой предок Стефан Мильский был офицером польской армии. Это стало дополнительным стимулом для изучения.

Когда‑то я услышала одну замечательную шутку: выпускник филфака, который владеет только одним языком, не филолог, а обладатель филологического диплома. Поэтому, увлекаясь польским языком, я не забываю и об английском, который начала изучать ещё до школы. Безусловно, он универсален, и я уверена, что за ним будущее. Но мне кажется, что лучше изучать сразу несколько языков. Это значительно помогает и для расширения коммуникативных навыков, и для развития собственной памяти.

Польский язык пригодился мне, как может пригодиться любой живой язык. Мне стало намного проще понимать носителей других славянских языков. Сейчас я могу читать польских авторов в оригинале, не переживая, что произведение до сих пор не переведено на русский.

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языкиАнастасия Лавриненко.
Фото из личного архива

Иногда перевожу сама. На занятии по польскому языку мы познакомились с отрывком из стихотворения известного польского поэта Константы Ильдефонса Галчиньского «Встреча с мамой» (Spotkanie z matką). Это произведение настолько впечатлило меня, что я не успокоилась, пока не перевела его на русский. Сейчас я перевожу пьесу Габриели Запольской «Мораль пани Дульской».

Кроме того, знание польского языка помогло мне при подготовке магистерской диссертации. Я защитила её в этом году на факультете журналистики. Хотя это работа о концептах русской культуры, многие идеи и взгляды я почерпнула из работ зарубежных исследователей.

С профессором Лодзинского университета Анджеем де Лазари я поддерживаю переписку до сих пор. Всегда интересно знать, как понимают твою культуру носители другой, особенно если это специалист в сфере межкультурной коммуникации. Профессор де Лазари поделился со мной своими разработками, рассказал об опыте работы в российских и польских вузах. Это помогло мне при написании диссертации и в педагогической деятельности».

Корейский

Марина Субботина, 21 год, студентка факультета психологии БелГУ, сейчас учится в Сеуле:

«Мой интерес к Востоку начался ещё в детстве. Помню, как смотрела фильмы про Джеки Чана: уже тогда мне хотелось посетить Китай.

С корейской культурой я познакомилась, когда поселилась в общежитии. Мои соседки обожали корейские сериалы и музыку – дорамы и k-pop. После этого решила пообщаться с корейцами. Тогда я не знала язык, поэтому просто искала тех, кто знал английский.

Конечно, английский – универсальный язык, но это не всегда срабатывает в Азии. Европейцы и азиаты разные, из‑за этого существует недопонимание при общении на английском. В эмоциональном плане корейцам сложно понять чувства других на иностранном для них языке. Да и знают английский только в больших городах, а вот в провинции без корейского не обойтись.

При каждом корейском университете есть языковые курсы. Сейчас я на таких курсах в Сеуле. Один семестр длится три месяца. За это время можно освоить один уровень языка. Всего их шесть.

Оцукарэсама дэсита. Шесть белгородцев – о том, как изучают непопулярные языкиМарина Субботина.
Фото из личного архива

Когда‑то я планировала поступать в корейскую магистратуру. Теперь понимаю, что смогу поступить только на бакалавриат: тогда даётся два года на изучение языка до четвёртого уровня. На нём уже можно понимать лектора в университете.

В Корее нет обучения на английском. Лучше познакомиться с корейским перед тем, как записаться на курсы. Такое погружение даёт хороший результат: уже через месяц начинаешь понимать преподавателя полностью.

Когда курсы закончатся, я получу сертификат первого уровня. Но даже этот уровень получить очень сложно. На изучение корейского уходит очень много времени. Чтобы выучить до среднего уровня, потребуется два года усиленной работы. Например, на домашнее задание приходится тратить около шести часов.

Язык сложный, очень много правил. Не так сложно разобраться в частях речи и построении предложений, как в восьми стилях вежливости. Они зависят от статуса и возраста собеседника. Нюансов очень много. В Корее возрастная иерархия: младшие очень уважают старших и не могут их ослушаться. Это проявляется и в языке.

Алфавит очень простой, можно быстро выучить. В корейском, как в японском и китайском, иероглифы, но они имеют и буквенное значение, это немного облегчает жизнь. Но бывает, что звук вроде бы один, но у него разные ударения, поэтому разные иероглифы используются для обозначения, казалось бы, одного и того же звука.

Сейчас в моей жизни так много корейского, что слова из него уже перекочевали в русскую речь. У меня есть определённый запас слов, который позволяет мне общаться на корейском. Не могу сказать, что это происходит свободно. Помогают мои друзья из социальных сетей: здесь Wi-Fi на каждом шагу, поэтому связаться с другом и уточнить перевод для меня не проблема».

Источник

Улики красноречивее слов. Почему эксперты-криминалисты не терпят суеты В Белгородском районе прошёл образовательный фестиваль «Белгородская черта» Прогноз погоды на 18 октября В Уфе ищут свидетелей убийства женщины В диких условиях. Зачем люди ходят в походы

Последние публикации