30.10.2018 21:23

Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»

Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»

Будущий арбитр переехал в Белгород в 1977 году из Узбекистана. Окончив факультет физической культуры белгородского пединститута, начал там же преподавать. С 1985 года Руцкой работал на матчах чемпионата Белгородской области. А уже через шесть лет он вошёл в число 15 лучших судей страны.

«Бросай свой гандбол»

— Игорь Алексеевич, как складывалась ваша судьба до судейства?

— Мой отец родом из села Зорино Обоянского района Курской области. Он был военным лётчиком, поэтому мы жили постоянно в разных военных городках в Узбекистане, Казахстане, Туркмении. Именно там – в Ашхабаде – я начинал играть в футбол. Входил в юношеские сборные этих республик, участвовал во Всесоюзной спартакиаде школьников. Потом отца перевели в Самарканд. И там я выступал за местные клубы «Строитель» и «Динамо».

— Как вы попали в Белгород?

— В 1977 году отец демобилизовался, и мы решили переехать в Россию. В Советском Союзе при его звании он мог в любой город ткнуть пальцем на карте, приехать, и ему сразу должны были дать трёх- или четырёхкомнатную квартиру. В Курск отец не захотел. Решил осесть в Белгороде, где директором «Дома мебели» работал его одноклассник Николай Дорохов. Сказал: «К Коле поедем. Он и квартиру обставить поможет».

— В Белгороде вы продолжили футбольную карьеру?

— Несколько лет играл за «Салют», завод «Сокол», «Энергомаш». Потом отслужил в армии в Наро-Фоминске. Это Кантемировская дивизия, 13-й спортивный клуб армии, 57-я спортрота. Вернулся и года три поиграл ещё за «Энергомаш» и завод «Новатор». Пригласили стать начальником женской гандбольной команды «Буревестник». Мы были даже бронзовыми призёрами Спартакиады народов РСФСР.

— Помните, как начали судить?

— Я в то время постоянно же в спорткомитет заходил какие‑то вопросы решать. Начальником управления тогда был Евгений Самойлов (это он в 1970 году придумал название футбольной команды «Салют»), а учебно-спортивным отделом руководил Анатолий Кецкало. И как‑то Кецкало мне предложил попробовать посудить чемпионат области. Это был 1985 год. Первая игра в «Липках» где‑то была. Я был лайнсменом – помощником судьи. А второй матч – это был полуфинал Кубка области. Играли «Металлист» (Белгород) и «Химик» (Шебекино). Главный судья – Анатолий Евдокимович – как раз приехал из командировки. Судил матч Второй лиги где‑то. И буквально за полчаса до игры говорит мне: «Иди, суди главным». Беру свисток и выхожу судить тех, с кем я совсем недавно играл. Отсудил. Тишина. Никто не возмущается, ничего такого. Прихожу на следующий день к судье. Он: «Игорь, ты вчера отсудил великолепно. Бросай свой гандбол и продолжай».

Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»Группа подготовки ФК «Динамо» (Самарканд), 1975 год. В нижнем ряду справа – Игорь Руцкой.
Фото из архива Игоря Руцкого

Сказочные игры

— Карьера судьи после этого пошла в гору?

— Да. Мне с каждым днём становилось интереснее. Я преподавал и потихоньку судил чемпионат области. В 1987 году «Салют» играл с кем‑то в Белгороде. В перерыве Евгений Сахаренков (известный белгородский футболист, судья и детский тренер – прим. авт.) подводит меня к какому‑то мужику. А у того огромная папка в руках. Познакомил нас. Оказалось, это был Владимир Николаевич Ольшевский – один из футбольных руководителей. А в папке – назначения судей на весь Советский Союз. Кто‑то не смог приехать в Брянск судить местное «Динамо» и тираспольский «Текстильщик» во Второй лиге. Предлагает мне. Ехать нужно прямо сейчас – игра уже завтра. Говорю: «Я уже в поезде». Тирасполь выиграл 1:0.

Приезжаю домой. Звонит из Москвы Олег Анатольевич Хоменко – председатель Российской коллегии судей – и предлагает ехать в Армавир судить турнир команд Второй лиги. 10 дней он длился, и меня признали там лучшим судьёй.

— Какие‑то из первых игр, которые вы судили уже на профессиональном уровне, чем‑то запомнились?

— Ничего особенного не запомнилось. Но для меня все первые игры сложились сказочно. То есть абсолютно всё получалось. Как и в самой первой игре, где я был главным судьёй. Помню, 10 июля 1988 года ленинградское «Динамо» играло с командой «РАФ» (Елгава). Вторая лига. Сыграли 1:1. Подходил тренер из Елгавы и говорил: «Если бы нас так всегда судили, я бы чемпионом стал».

Телеграмма от судей

— Большую часть матчей вы судили в 1990-х годах. В своей книге известный советский арбитр Марк Рафалов описывает, как вас обещали убить после матча Кубка России между коломенским «Виктором-Авангардом» и московским «Динамо» в 1993 году. Расскажите, как это было?

— За неделю до этого получаю назначение на игру «Балтика» – «ЦСКА» в 1/16 финала Кубка России. Потом почему‑то поменяли на Ярославль. «Шинник» с кем‑то играл. Но в итоге отправили в Коломну.

Тут нужна предыстория: все таджикские бандиты тогда приехали в Подмосковье. В Москву их не пустили. И они окружили подмосковные города, в том числе Коломну.

Клубы «Динамо» и «Локомотив» в те годы очень сильно враждовали. А «Локомотив» конкретно курировал Коломну. Там оказался почти весь «Памир» (Душанбе). Юрий Сёмин же в Душанбе работал, а потом пришёл в «Локомотив». Вот откуда связь. Они с «Локомотивом» быстренько наладили взаимодействие.

13-я минута. Угловой у ворот «Динамо». Ковтун выбивает вперёд. Тишков хватает мяч, пробрасывает и пошёл. За ним бежит Чунихин из Коломны и наперерез защитник Бодак. Бах! Столкновение. Все встают, один Тишков лежит.

В итоге я удаляю Чунихина с формулировкой в протоколе «за толчок в спину Тишкова на выполняющего подкат Бодака».

Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»Фото Владимира Юрченко

У Тишкова была сломана левая нога. Когда просматривали видео, выяснилось, что Бодак вообще не прикасался к Тишкову, а играл в мяч.

Перерыв. Счёт 0:0. Захожу в судейскую. За мной инспектор. Обсуждаем момент с удалением. Пока мы общаемся, в судейскую входит человек в белой футболке. Цепи на шее и на руке толщиной в палец. Стоит молча. Потом делает два шага ко мне и говорит: «Слышишь, если мы сегодня не выиграем, тебя в Москве-реке выловят». Я ему: «А вы кто?» Он: «Потом узнаешь». Разворачивается и выходит.

Сейчас, кстати, вообще никто не имеет права заходить в судейскую. И это правильно. А раньше, например, администратор местной команды мог зайти, чаю налить, поговорить с судьями.

— Но на этом история не закончилась. Что было после матча?

— В перерыве заходит Николай Толстых – президент «Динамо» и президент ПФЛ. Спрашивает: «Игорь, вас пугали здесь?» Я рассказал, что заходил какой‑то посторонний человек с угрозами. Толстых попросил после окончания матча никуда из судейской не выходить.

Во втором тайме «Динамо» забивает два. Итоговый счёт – 2:0. На трибунах тишина гробовая. Оценку мне инспектор поставил 8,7. То есть отсудил я отлично.

Представители команд подписали протокол. Сидим, ждём. За дверью какой‑то шум. Вдруг заходит опять тот мужик в белой футболке. С ним два охранника. Оказалось, что это главный спонсор клуба «Виктор-Авангард». Подходит: «Брат, извини, всё нормально. Меня зовут Виктор. Я в перерыве заходил, чуть-чуть погорячился. Приглашаю всю судейскую бригаду в ресторан». Спрашиваю: «А ресторан хоть не на берегу реки?»

И в этот момент заходит Толстых со словами: «Собираемся и едем». Начинает ругаться со спонсором Коломны, посылают друг друга, мат-перемат.

— В ресторан вы не поехали?

— Нет. Толстых помог нам уехать. В судейскую зашли шесть здоровых мужиков, встали вдоль стены. Выходим со стадиона, а они нас сопровождают по бокам, спереди и сзади до микроавтобуса. Садятся с нами. Едем. Смотрю: у одного из этих людей куртка откинулась, а под ней автомат. Оказалось, что нас сопровождала группа «Альфа».

По дороге нас обгоняет чёрный «мерседес». Из окна высовываются два парня и машут нам руками, что‑то показывают. Один из бойцов достаёт рацию и сообщает куда‑то про этот «мерс». Проезжаем 10 км, а там пост ДПС. Стоит этот «мерседес» и чудаки эти с руками на капоте.

Дальше нас обгоняет уже «мерседес» Толстых, моргает, и мы останавливаемся. Подходит он, зовёт меня из машины. Отходим в сторону. Говорит: «Игорь, по судейству вопросов нет. Вот только Тишков сломался. А мы за него 300 тыс. долларов отдали «Торпедо». Жалко. Наверное, парень закончит».

У нас были билеты на поезд. Толстых попросил альфовцев их сдать и купить другие. В итоге мы должны были уезжать через два часа, а они поменяли на поезд, который отправлялся через 40 минут. Ведь в 90-е годы все московские вокзалы, коммерческие точки были под бандитами коломенскими. Перед отъездом с Курского вокзала я зашёл на почту и отправил в клуб «Динамо» телеграмму: «Судейская бригада сожалеет о полученной травме Тишкова и желает ему скорейшего выздоровления».

— Когда матч закончился не в пользу Коломны, вам было страшно?

— Нет. Страшно стало потом, когда я узнал все подробности, все эти бандитские разборки. Мысли были, что меня реально могли убить.

Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»Фото из архива Игоря Руцкого

Автоматная очередь с трибуны

— Случалось ли так, что вам не только угрожали, но и до действий доходило?

— 1993 год. Первая лига. Сужу «Спартак» (Нальчик) – «Черноморец» (Новороссийск). После игры там избили двух моих помощников. А меня в Москве встретили. На Курском вокзале прямо на перроне кто‑то подошёл, попросил закурить. Брызнули баллончиком в лицо и ударили по голове. Я упал. Они по карманам. Слышу, как один говорит: «Паспорт оставь ему и билет». Оставили 500 рублей и ушли, сказав: «Ещё заработаешь». Поднялся: ни сумки, ничего. В вагон и домой. Я не успел даже ничего понять.

— На Кавказе в то время было неспокойно. Можете вспомнить пару интересных случаев?

— Матч «Терек» (Грозный) – «Камаз» (Набережные Челны) в 1991 году. Заходит перед игрой главный тренер гостей Четверик. Говорит: «Игорь, мы сдаёмся, только карточки не показывай, а то мы не улетим отсюда». Я ему: «Валера, я вас буду прибивать, честно говорю. Что хочешь делай. Нам тоже улетать».

На первых минутах полузащитник «Терека» Вахид Масудов попадает в положение «вне игры». Я свистнул несколько раз, а он не реагировал, потом ударил после свистка. Я его подзываю и даю жёлтую карточку. Он: «Ты что делаешь? Самоубийца?»

Игра идёт дальше. «Терек» забивает первый гол. И вдруг с трибуны раздаётся несколько автоматных очередей. Футболисты все попадали на газон. А я почему‑то остался на ногах. Это болельщики так голы праздновали. Второй забивают. Опять очередь: тра-та-та-та. И так три раза – итоговый счёт был 3:0.

В 1996 году судил матч «Анжи» (Махачкала) – «Олимп» (Кисловодск). Там жёлтую дал Ибрагиму Гасанбекову. Тоже за удар после свистка. Это был местный кумир болельщиков, много забивал. Потом летел с этого матча и в самолёте встретил известного поэта Расула Гамзатова. Подписал у него программку. А он сказал: «Был вчера на футболе. Правильно ты Гасанбекову карточку показал».

Четыре свистка

— Самые сложные условия, в которых пришлось работать?

— Есть классная история. 30 мая 1991 года. Игра второй лиги «Волгарь» (Астрахань) – «Жемчужина» (Сочи). В этот день дождь залил всю Астрахань. Приезжаем на стадион. Поле полностью залито водой. Есть методика: берёшь мяч и находишь пять точек. Если он на них подпрыгивает, играть можно. Хотя по другим правилам, если две трети поля залито водой, играть нельзя. Решение принимает не инспектор, а главный судья, то есть я.

«Жемчужине» позарез нужно хотя бы одно очко. Я пошёл по полю босиком. Нашёл эти пять точек. И решаю: играть. Но футбола, конечно, никакого не было. Мяч попадает в лужу, они его пытаются оттуда выбить. Кто‑то подбросит, выбьет в другую лужу. И так весь матч. В очередной раз мяч застрял, кто‑то из «Жемчужины» как дал! – 1:0. Точно такой же гол «Волгарь» забил во втором тайме. В итоге 1:1. Все остались довольны. И хозяева, потому что они никогда в жизни не сыграли бы вничью с «Жемчужиной» (там состав был ураганный), и гости – их устраивала ничья.

Игорь Руцкой: Из Коломны нас вывозили бойцы «Альфы»Фото из архива Игоря Руцкого

— Вы когда‑нибудь судили договорные матчи?

— У нас в РФС была комиссия по договорным матчам. Но ни одного решения так и не было принято. Один говорит, что он с кем‑то договорился, другой всё отрицает и утверждает, что он самый честный человек. Трудно что‑то доказать.

В 1989 или 1990 году, когда шла война в Карабахе, меня назначили помощником главного судьи на матч «Котайк» (Абовян) – «Нефтчи» (Баку). Получаю звонок: «Матч переносится на нейтральное поле в Запорожье, потому что из‑за войны азербайджанцы не прилетят в Армению». Этот матч не был договорным, но по приказу сверху он должен был закончиться вничью. На стадионе ни одного зрителя, конная милиция везде, всё оцеплено, стоят внутренние войска. В итоге прозвучало четыре свистка: на начало матча, в конце первого тайма, в начале второго и финальный.

А во втором круге эти же команды играли в Новороссийске. Сыграли 1:1. Чтобы народ не смешить, не провоцировать ФИФА и УЕФА, забили по одному мячу. Через много лет я узнал, что кандидатуры судей на этот матч обсуждались в ЦК КПСС. И назначали конкретно только российскую бригаду.

— Есть ли договорные матчи в Белгородской области?

— Здесь никто вообще не знает, что это такое. Потому что футбола нет. Они еле собираются на игры. Бардак. 10 минут до начала игры – то полиции нет, то медиков, то команда вовремя не является. Кому там договариваться? Хотя вариант «ты нам сдай игру здесь, а мы тебе там» возможен. Но опять же, это недоказуемо.

Песня «Яблони в цвету»

— Запомнился ли вам кто‑то из игроков своим корректным поведением или, наоборот, спорами с судьями?

Виктор Онопко – капитан «Спартака». Очень спокойный человек. Вообще, чем выше класс футболиста, тем лучше он себя ведёт с судьями. И ещё одно наблюдение: пока игроки молодые, все в футбол играют. Когда постарше, сил не хватает, все виноваты: судьи, партнёры, соперники.

Был такой случай в Бельцах в Молдавии. Переходной турнир между Первой лигой и Второй. Играли «Нива» (Винница) – «СКА» (Одесса). В составе «Нивы» был один футболист. Хороший, мастеровитый, но комментирует всё подряд: действия своих, чужих, судей, зрителей. И всегда он прав, а все козлы. Хотя сам в половине игровых ситуаций ошибается, но его никто не трогает. Думаю: надо что‑то с ним делать, он мне мешает. Обычно я подзывал капитана и такого игрока и предупреждал, что ещё раз – даю жёлтую карточку. Тогда не сработало. И я решил отвлечь его.

Пробегаю мимо, слышу, он ругает кого‑то из своих. Говорю: «Правильно! Напихай ему! Кстати, а ты не знаешь, как «Яблони в цвету» второй куплет начинается? Не могу вспомнить». Он не поймёт, переспрашивает, а я побежал дальше. В перерыве подходит: «А что за песня?» Говорю: «Да ладно, уже не надо. Вспомнил». Он засмеялся. Во втором тайме была тишина. Все играли в футбол.

— В 90-х годах в чемпионате России стали появляться первые легионеры. Как они себя вели с судьями?

— Для них если судья сказал, свистнул – всё, это закон. Такой менталитет. По крайней мере, тогда так было.

Фото Владимира Юрченко

— Как и почему вы закончили судейскую карьеру?

— В 1999 году меня назначили на игру «Химик» (Новомосковск) – «Арсенал» (Тула). За два дня до этого поехал на пляж проверить, как проходят сборы у студентов по плаванию. Я же продолжал преподавать. Шёл по берегу в шлёпках и попал в ямку, а там корень торчал. Цепляюсь левой ногой, падаю. Вылетели позвонки, меня отвезли в больницу. На этом всё закончилось. После этого инспектировал второй дивизион, Черноземье. А потом мне исполнилось 60 лет, и я решил закончить совсем. Лучше на полчаса раньше, чем на пять минут позже.

«Честный судья ещё не родился»

— В 2016 году вы баллотировались на пост президента областной федерации футбола. Зачем вам это было нужно?

— Чтобы порядок навести. Должно быть соблюдение всех нормативных документов и уважение к футболу. А этого нет сейчас. В федерации я не появлялся с 17 мая 2016 года. Не хочу никак с этими людьми взаимодействовать. Но я абсолютно не в обиде ни на кого. Кто‑то из великих поэтов сказал, что проходимцы собираются в кучу, а нормальные по одному бегают. Пусть руководят и радуются.

— Кого вы считаете лучшим судьёй в мире?

— Я всегда так говорил: лучший – Пьерлуиджи Коллина, но только после того, как он отсудит матч в Грозном или Махачкале.

— А самым честным?

— Такой ещё не родился.

— Уровень белгородских судей сейчас ниже, чем в ваше время?

— Намного. Потому что никто из них в футбол не играл – это во‑первых. Во‑вторых, правил не знают. В‑третьих, незнакомы с методикой судейства. В школу футбольных арбитров изначально приходят неподготовленные люди. Хотя я был самоучкой. Всё доходило через игры. И в чемпионате области играли так, как сейчас не играет даже Вторая лига. То есть намного сильнее.

Приведу пример. Приезжаешь на 49-ю или 32-ю школу в Белгороде. Идёт тренировка. Вот пацанята, вот тренеры, а вокруг стоят родители, кричат, комментируют. А во время игры что происходит? Родители подсказывают: поднимай флажок, не поднимай, свисти, не свисти, рассказывают, как правильно судить. А судьи ходят, слушают всё это и молчат. Нужно остановить игру и всех отправить на трибуну. И если хоть кто‑нибудь подойдёт к боковой линии, прекращаем игру. Но судьи даже этого не выполняют. О чём тут говорить?

— Как вы оцениваете, в каком состоянии белгородский футбол сейчас?

— Нет системы. Есть первая команда – «Салют Белгород». Должен быть дубль и играть, к примеру, на КФК. Есть «Металлург-Оскол», академия футбола «Энергомаш». Все команды, как пирамида, должны работать на «Салют». И чтобы можно было безболезненно взять и поставить в состав игрока. Как Валерий Масалитин заиграл? Сломался кто‑то, и его пригласили. Тогда как раз была система, сильнейшая группа подготовки, а потом всё развалили.

Смотришь – вроде есть успехи. Ребята молодые что‑то выигрывают. Но смысл не в том, чтобы сейчас выигрывать. Прежде всего, в футбол нужно играть.

Источник

Россияне, чья пенсия меньше 24 тысяч, смогут рассчитывать новую льготу Сириец пытался вывезти из Белгородской области краснокнижных птиц На каких продуктах худеют спортсмены, рассказали диетологи Корреспондент «Спортивной смены» занял третье место в конкурсе спортивной журналистики Королём по лбу. Как белгородские первоклассники учатся играть в шахматы

Последние публикации