23.04.2018 17:33

Ген в нокауте. Зачем лабораторным крысам атеросклероз

Ген в нокауте. Зачем лабораторным крысам атеросклероз

Адекватная модель

— Недавно на одной из научных конференций привели такие данные: в 2005 году в Японии на научные цели израсходовали порядка 5 млн лабораторных животных, а в 2015-м – уже 380 млн, – говорит Михаил Владимирович. – Причём увеличение произошло за счёт ген-нокаутных, или трансгенных, животных.

Это принципиально новое направление в научных исследованиях. При помощи генных технологий у животного выводится из активности (нокаутируется) тот или иной ген, чтобы сформировать заболевания, близкие по своим проявлениям к человеческим. Ведь только при наличии адекватной модели патологии можно испытывать лекарственные препараты и экстраполировать результаты для человеческих нужд.

Есть лекарства, которые в 99 % случаев действуют одинаково и на лабораторных животных, и на людей, – аспирин, к примеру. Однако есть специфические молекулы, для которых критична разница между белками человека и животного. Трансгенез – способ преодолеть эту преграду. Именно поэтому одной из наиболее прогрессивных технологий является создание гуманизированных трансгенных животных, когда в их геном вводится человеческий ген.

— Для проведения таких исследований и предназначен новый виварий?

— Да, и в рамках государственной программы «Фарма-2020», участником которой является наш вуз, НИИ фармакологии живых систем будет проводить исследования по нескольким направлениям. Например, совместно с НИИ глазных болезней им. Гельмгольца участвовать в разработке препаратов для лечения глаукомы. Также в круге наших интересов – трансгенные животные с повышенным уровнем холестерина в крови. То есть с помощью генных технологий у лабораторных животных будет имитироваться атеросклероз. Эти исследования будут проводиться совместно с Институтом биологии гена РАН. С Белградским университетом (Сербия) у нас общий проект, связанный с тестированием препаратов для лечения аутизма.

— Для таких исследований нужны соответствующие условия?

— Общая площадь вивария – около 1 000 м2, животных расположат на втором этаже. Это будут «чистые помещения» для содержания SPF-животных (то есть свободных от патогенной микрофлоры). Проще говоря, животные в нашем виварии будут просто жить в рокфеллеровских условиях.

  • Ген в нокауте. Зачем лабораторным крысам атеросклероз

  • Ген в нокауте. Зачем лабораторным крысам атеросклероз

  • Ген в нокауте. Зачем лабораторным крысам атеросклероз

— Что это значит?

— Если помните, Дэвид Рокфеллер прожил 102 года и перенёс семь пересадок сердца, а такие операции обязательно сопровождаются угнетением иммунитета. Поэтому для жизни миллиардера были созданы стерильные условия. И в нашем виварии для мышей и крыс будут созданы стерильные условия: так сказать, чтобы они не заболели тем, чем не нужно.

Специалисты, прежде чем войти в помещение к животным, будут принимать душ, переодеваться в специальную одноразовую одежду, а затем проходить через шлюз с очищенным воздухом. То есть требования серьёзней, чем в операционной.

Практически космос

— Создание таких условий стоит дорого?

— Вы ведь понимаете, что это будут не такие же крысы и мыши, которых можно встретить в быту. Это специально выведенные лабораторные животные. Они находятся в изолированно-вентилируемых клетках, а вскрытие клеток проводят только под ламинаром.

Создание современного вивария, отвечающего всем международным требованиям – масштабный проект для нашего региона, практически космос. Это уникальный объект с автономными водоснабжением, газовым отоплением и энергообеспечением. Виварий выводит научные исследования в области фундаментальной медицины на качественно новый уровень.

Исследования подобного рода требуют длительной серьёзной подготовки и немалых финансовых затрат. Мы рассчитываем на гранты федеральной программы «Фарма-2020», финансирующей разработки инновационных лекарственных препаратов.

— Вам не раз приходилось отвечать на вопрос о целесообразности и гуманности научных экспериментов над животными…

— Я считаю, что все эти разговоры об антигуманности использования лабораторных животных в медицине – демагогия из области фейков. Вы ведь не дадите своему ребёнку таблетку, протестированную лишь на одноклеточной водоросли? И я не дам.

Тестирование лекарственных препаратов на позвоночных животных – общемировая практика, закреплённая законодательно. Наука сейчас может многое: прогнозировать воздействие лекарств с помощью компьютерных программ, на 3D-принтере создавать модели органов. И всё же без исследований на лабораторных животных в фармакологии не обойтись.

Источник

Дорожники выплатят белгородцу 430 тысяч рублей Пик заболеваемости гриппом в Белгородской области ожидается в конце февраля Белгородские стрелки с ограничениями по здоровью завершили сезон «Наша страна уже выиграла». Где белгородцы собираются смотреть ЧМ по футболу Бой Фёдора Емельяненко с Чейлом Сонненом назначили на 13 октября

Последние публикации