19.02.2018 17:37

Думали, отбоя не будет. Белгородцев протестировали на спонтанное проявление доброты

Думали, отбоя не будет. Белгородцев протестировали на спонтанное проявление доброты

А я иду такая вся

Однако на первой части пути – от редакции до старого дома быта на Преображенской – моё сумчатое появление не вызывает абсолютно никакого ажиотажа.

Возле дома быта всегда много народу, и потому я с воодушевлением вхожу в образ. Даже прихрамывать начинаю, как незабвенный Паниковский. Да и на самом деле поклажа начинает мне казаться не такой уж и лёгкой, как поначалу.

Изо всех сил – невербально – я напрашиваюсь на помощь. Разве что бурлацкую песню не пою. Иду медленно, через каждые 5–10 шагов останавливаюсь, чтобы сменить руки и посмотреть по сторонам. Переставляя сумки со ступеньки на ступеньку, спускаюсь и поднимаюсь через подземный переход у стадиона.

Мимо меня – навстречу и обгоняя – идут люди. У многих из них тоже сумки.

В чём подвох?

И тут я понимаю: люди не смотрят друг на друга. То есть смотрят, но не замечают. Я и сама так хожу – погрузившись в собственные думки. И нет мне дела до идущего мимо, если только он не свалится мне под ноги с криком о помощи.

Вот идёт дама с двумя сумками. Зачем она так загрузилась, куда тащит свою ношу – кто ж её знает! Ну и пусть тянет, раз добровольно впряглась. А то предложишь ей помощь, а она решит, что сумку у неё отобрать хотят.

И ведь правда такое может быть: подхватит кто‑то твою поклажу да и наутёк с ней… Нет-нет, нас на мякине не проведёшь!

Или вот, например, старушка стоит, подаяние просит. Ведь всем давно известно, что это никакая не старушка, а переодетый амбал, и вообще у них целая мафия, которая косит под попрошаек… Я сама по телевизору видела передачу про них.

  • Думали, отбоя не будет. Белгородцев протестировали на спонтанное проявление доброты

  • Думали, отбоя не будет. Белгородцев протестировали на спонтанное проявление доброты

  • Думали, отбоя не будет. Белгородцев протестировали на спонтанное проявление доброты

Будь здоров!

Так что и правильно, пожалуй, что никто не предлагает мне помощь с сумками. Лишь однажды цепляет меня взглядом не вполне трезвый, потрёпанного вида дядька, ожидающий зелёного сигнала светофора на перекрёстке. Под мышкой он тащит скрученный рулоном матрас, в другой руке – пакет с чем‑то булькающим:

— Я гляжу, ты тоже хромаешь, как и я? – сочувствует он мне.

— Хромаю, – отвечаю, – и никто мне помочь не хочет.

— Ну давай я тебе помогу, – добродушно улыбается дядька.

— У самого‑то ноша какая – будь здоров! – отказываюсь я и волоку свои сумки обратно в редакцию.

Вам плохо?

По дороге домой, выйдя из душной маршрутки, я чувствую себя не очень. Голова кружится, перед глазами мелькают чёрные точки. Ничего серьёзного, просто надо переждать минутку. Скамейки поблизости нет, поэтому я прислоняюсь к стене первой многоэтажки.

«Вам плохо?» – тут же слышу я и открываю глаза.

Передо мной две дамы средних лет.

— Совсем немножко, – отвечаю я и пытаюсь улыбнуться. – Постою чуток, и пройдёт.

— Давайте мы вас проводим! – собеседницы решительно берут меня под руки.

— Вам ведь в другую сторону? – принимать помощь мне почему‑то неловко.

— Ничего, пять минут ничего не решают, – отвечают они.

Головокружение проходит, но я не решаюсь отказаться от сопровождения, тем более что идти недалеко.

«Вам сейчас горячего сладкого чаю надо выпить», – проводив меня до двери подъезда, советуют Татьяна и Наталья (я успеваю с ними познакомиться).

Спасибо вам, Таня и Наташа! Вы сделали мой день – День спонтанного проявления доброты.

Источник

Дед Мороз не может отказать. Что дарят детям в семьях, больницах и интернатах В Башкирии ожидается мокрый снег и гололедица Жителя Белгородской области поймали на границе с контрабандой из Украины Танк на ладони. Почему белгородец хочет передать свою коллекцию в музей За три года инвестиции в развитие Белгородской области составят 476 млрд рублей

Последние публикации